Топологические фигуры и их отношение к субъекту

Одно из самых часто встречающихся мнений, которые приходится слышать начинающему практику психоаналитику, это то, что психоанализ – это же про секс, что ужасно неловко и вообще должно быть стыдно. Робкие попытки сказать, что психоанализ выверенный, можно даже сказать, математически обоснованный дискурс, вызывают неверие, непринятие, хотя встречаются и любопытствующие.

Лакан очень требователен к формулировкам, к словам, к языку. Математика как система правил, согласно которым возможно осуществлять записи, могла послужить той опорой, которая помогает соблюсти строгость письменной и устной речи.

 

Субъект бессознательного категорически отличается от человека, индивида, личности. Он не сводим ни к одной из инстанций, которые были выделены Фрейдом (речь идет о Я, Оно и Сверх-Я). Признак только одного наличия в человеке бессознательного не делает его субъектом бессознательного. Фрейд по крупицам собирал доказательства существования бессознательного, поскольку в обществе, которое привыкло контролировать и подчинять себе природу, не находится места для существования определенных явлений, которые не зависят от сознательного контроля.

Лакан при описании психического аппарата указывает со ссылкой на Фрейда, что есть место, которое не является пространственным, анатомическим, «где происходят вещи, которые касаются субъекта бессознательного» (11 семинар).

«В интервале между восприятием и сознанием образуется субъект бессознательного» (Мазин В.А. Лу Андреас-Саломе и Жак Лакан смотрят «Стыд» Стива Маккуина). В этом интервале «конституируется лакановская копилка означающих, прописывающих субъект бессознательного» (Там же).

Лакан неоднократно повторял, что бессознательное структурировано подобно языку.

Субъект бессознательного являет себя в моменты, когда сознание утрачивает контроль, когда происходит нечто неожиданное для индивида, что свидетельствует о внутренней жизни, дает подсказки к прошлым событиям не столько внешнего мира, сколько результату их переработки миром внутренним. Как пишет Лакан в 20 семинаре, «посредством аналитического дискурса субъект обнаруживает себя в зиянии – в том, что служит причиной его желания». Также можно обратить внимание вот на какие высказывания Лакана, которые помогут в наших размышлениях: «то, что не зная этого, говорит, обращает меня в я, субъект глагола в самом широком смысле». «я – это небытие, это нечто такое, что предполагаем мы в говорящем».

Как мы уже успели увидеть, субъект бессознательного не такое уж простое понятие. Учитывая, что бессознательное структурировано подобно языку, мы можем сделать весьма интересное предположение.

Грамматика английского языка натолкнула меня на следующие размышления.

Subject в английском – подлежащее, сказуемое – predicate, дополнение – object. В грамматике подлежащее сказывается через сказуемое. Но также в предложениях могут быть и дополнения (object). Т.е. наблюдаем некую структуру, грамматические правила записей. Соответственно, объект — это что-то дополнительное, что-то, что может вызвать поломку в записях, например, имелся в виду один объект, а произошло смещение на другой. Почему могла произойти такая поломка? Или же субъект (подлежащее) использовало не то сказуемое, или же, произошла ошибка в таком действии, как сказывание.

Мы видим, как можно вести разговор о субъекте. Интересно, что Лакан называет субъект безмолвным, а речь происходит на сцене Другого. Действительно, если опять же обратиться к грамматике, то субъект – это под-лежащее, сказуемое сказывает что-то о субъекте.

Всего лишь простая фраза «мне холодно» может быть воспринята по-разному. Мне – кому? Телу или имеется в виду отношения? И что значит «холодно»?

Так, Лакан опять же с опорой на Фрейда, в частности, 52 письмо Флиссу, выстраивает схемы, которые имеют отношения к субъекту.

В 11 семинаре Лакан пишет, что «в основе структуры лежит то, что я назвал некогда функцией разрыва и что теперь, когда в рассуждениях своих я пошел далее, выступает у меня как топологическая функция края».

Обратимся к схемам Лакана.

В статье «О вопросе, предваряющем любой возможный подход к лечению психоза» Лакан выстраивает схему L и схему R.

Схема L:
Схема R
Схема из 52 письма Флиссу:

Точки, указанные у Фрейда, Жан-Мишель Вапперо заменяет сегментами, и выглядеть это начинает следующим образом:

Итак, мы видим, как схему L и схему R Лакана возможно читать через работы Фрейда.

В статье «О вопросе, предваряющем…» Лакан указывает, что схема L показывает, что состояние субъекта (невроз или психоз) зависит от того, что происходит в Другом.

Отметим, что Лакан не говорит о структуре субъекта, а отмечает, что невроз или психоз – состояние субъекта.

Схема R вводит и пространственное измерение, и время. В частности, Лакан показывает, что схема эта «позволяет выявить отношения, принадлежащие к прегенитальным стадиям в том порядке, в котором они распределяются задним числом под действием Эдипа».

Через процесс восприятия (P на схеме Вапперо), что соответствует взаимодействию между первичным объектом – М и I (идеал Я, т.е. мы наблюдаем уже отцовскую функцию), появляется знак восприятия (Ps на схеме Вапперо) и наблюдается движение к полю Другого (позиция имени Отца). Процесс, происходящий в бессознательном (сегмент Ics на схеме Вапперо) может развернуть процессы в бессознательном. Взаимодействие с субъектом бессознательного, с тем безмолвным субъектом, что «обращает меня в я» может либо развернуть процессы (на схеме Вапперо указано стрелочками), либо все же через предсознательное (Pcs на схеме Вапперо) возможно image, т.е. зеркальный узнаваемый образ, который уже в сознательном (Cs на схеме Вапперо) может быть узнан как moi, собственное я.

Таким образом, мы видим несколько способов записать то, как функционирует психический аппарат. Ценным в указанных схемах является то, что каждая показывает новые свойства. Соответственно ни одна схема не является закрытой, а лишь решает часть задач, которые могут возникнуть в клинике. Каждая схема в связи со своей открытостью предполагает возможность деформации, и по своей сути является лишь одним из способов записи тех отношений, которые происходят в психической реальности. При использовании таких схем мы можем предполагать последствия, если какие-либо сегменты или буквы будут выпадать. Схема может развалиться, явив таким образом эффекты такого развала.

Мы видим, например, как на схеме R поле психической реальности играет существенную роль в становлении психического. Если выпадение какого-либо элемента позволит стянуть ось в точку, то поле психической реальности исчезнет, как будто исчезнет тот экран, который скрывает все то, что происходит на сцене Другого. В таком случае голоса или видение чертей, которые лезут из окон в психической реальности, действительно будут иметь место в жизни субъекта, что не может не пугать.

Но Лакан идет дальше, и метрические схемы получают свое воплощение в топологических фигурах. Указанные в эссе схемы имеют отношение к субъекту. Топологические фигуры открывают новые свойства.

Так, схема R Лакана с учетом описанных свойств преобразуется в ленту мёбиуса, на которую возможно нанести разрезы. Лента мёбиуса образует собой дыру. Такой дырой, вокруг которой образуется психическое, является субъект. Но необходимо также учитывать, что и вокруг топологической фигуры также имеется пространство, дыра, которую необходимо учитывать.

Еще одним важным свойством, которое показывает топологическая фигура, является поверхность. Такая поверхность всего одна, но глазу видно две поверхности: якобы внутренняя и внешняя. В то время как поверхность одна.

Топологическая фигура позволяет держать в уме то, что инстанции, иные процессы психического взаимосвязаны и не раздроблены. Если только выделять, к примеру, схематично Я, Оно, Сверх-Я, теряется субъект как живое существо. Мы лишь имеем дело с чем-то раздробленным, искусственным, предназначенным для понимания. Любая схематизация чревата излишним упрощением и подгонкой под некий рецепт.

Топология уже самой своей сложностью выбивает из круга понимания. Становится практически все непонятным. А как же? Если анализант проходит анализ, то с каждым витком обнаруживаются новые и новые свойства. Даже повторение не является тем же самым.

Деформация топологической фигуры не приводит к изменению структуры самой фигуры. Если мять тор или ленту мёбиуса, они не превратятся в другие фигуры. В то же время, квадрат можно деформировать до круга. Для того, чтобы топологическая фигура изменила свои свойства, нужно произвести разрез.

Это имеет весьма существенное значение при разговоре о субъекте. Попробуем представить, как возможно деформировать психическое. Часто так и происходит в жизни. Очень много факторов оказывает влияние на человека в его повседневной жизни. Но при этом, некие структуры не изменяются, сохраняют свои свойства. Соответственно, если человеку в анализе или терапевтической практике «объяснить», что с ним происходит, дать научное обоснование, открыть причину, даже, например, через воспоминания о детстве, то таким образом психика может претерпеть деформацию, но не изменение структуры.

Как показывает Лакан, структуру изменить может разрез. Работа аналитика и анализанта в анализе будет сводиться к тому, чтобы нанести этот разрез, когда возможно попробовать найти какой-то другой путь существования субъекта. В таком случае возможно уже говорить не о деформации, а об образовании новых связей. И важно отметить, что эту работу проделывает сам субъект.

Использование топологических фигур как инструментария для работы аналитика может предоставить огромнейший материал для клинической работы. При этом, необходимо помнить, что психоанализ и математика все же разные дискурсы. Возможно призвать на помощь математику, но психоанализ – о другом, он призван к работе с субъектом. Поэтому может так случиться (к сожалению, не могу подтвердить свои слова практическими отсылками), что психоанализ в работе с субъектом выявит некоторые новые свойства, которые не были известны в математике.

В связи с этим, возможно возразить «недоброжелателям» Лакана, которые обвиняли его в неграмотности, потому что в математике все не так. Лакан работал в поле психоанализа, математику, кибернетику, лингвистику, иные науки, он призывал на помощь психоанализу, но не в коем случае не изменял предмет, объект и методы соответствующих наук.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *