«Русская матрица» или приключения буквы

Продолжаю вспоминать о театре и радоваться своей жизни в Санкт-Петербурге.

Потрясающе, что город предоставляет столько возможностей для того, чтобы прикоснуться к совершенно неуместным для «нормального» и «счастливого» развития общества театральным постановкам. Мне нравится то, что выходит за пределы поля «нормальности», потому как нормы не существует. Вероятно, существуют отклонения, но это отклонения явно не от нормы, а от того, что подлежит определению в каждом случае.

Обратимся к отклонению от классики.

Очередным таким отклонением стала постановка в театре им. Ленсовета под названием «Русская матрица», режиссер-постановщик Андрей Прикотенко.

Сцена из спектакля. Удивление вызвало то, что до начала спектакля голос сказал, что фотографировать, снимать видео не только можно, но и нужно!

Спектакль меня покорил. Вхождение в матрицу языка через бесцельное путешествие главного героя русского эпоса – Ивана, навело на множество мыслей. Но не о сказке я хочу рассказать, а о приключениях буквы.

Афиша спектакля
На афише мелькает буква Ѣ. Это утраченная буква алфавита, буква, которую мы знаем как «ять». Сейчас в русском алфавите нет этой буквы. Она была исключена за ненадобностью, хотя за оставление буквы в русском алфавите в XVIII – XIX веках была настоящая борьба. Например, М.В. Ломоносов ратовал за оставление буквы и звука, который нам сейчас не выговорить, а только лишь придумать можно. Николай II в проекте реформы орфографии языка 1911 года не посмел посягнуть на букву, которая оставалась кошмаром школьников. Но встречались и иные мнения, например, В. К. Тредьяковский как раз и указал впервые на ненужность этой буквы.

В 1918 году большевики своими революционными деяниями все же исключили букву из алфавита и употребления.

Но что есть буква? Буква – неотъемлемая элементарная частица языка. Она имеет графическое и фонетическое выражение. Мы слышим букву и ее поведение в словах, мы видим букву и то, как она встроена в слово. В психоанализе букве уделяется огромное значение. Буква вносит различия, буква ставит границы различным смыслам. Самым ярким примером является имя. Например, имя «Александр» и «Александра» отличаются всего лишь на одну букву: «А» в конце слова. Но какое же колоссальное значение имеет это, казалось бы, микроразличие! Нет «А» — нет пола, или пол един, без различий. Также различаются местоимения «Он» и «ОнА». Иногда «проглатывание» буквы может показывать на какую-то узловую точку, которая влияет на представление человеком себя другим. Например, мужчина говорит о том, что он что-то сделал. Но тенью на слово «сделал» падает буква «А», и вот, он уже не «сделал», а «сделал[а]». Что же не высказано? Или, напротив, высказано больше, чем хотелось? Каков механизм такого выпадения или, наоборот, приращения буквы и что он значит в истории конкретного субъекта?

Так и спектакль «Русская матрица». Он показал гораздо больше, чем бессмысленное путешествие в сторону «туда, не знаю, куда». Из матрицы русского языка исключили букву, ту букву, которая когда-то вносила различия, в том числе, социальные различия, т.к. считалось, что Ѣ – это буква, указующая на грамотного, на интеллигента. Росчерком властных лиц возможно уничтожить культурный пласт. Своим отцовским повелением царь отправил Ивана в путешествие, смысл которого так и не был найден героем. Но тем не менее, путь длиною в несколько жизней пройден, задания выполнены, но пустота осталась, т.к. место, появившееся вследствие исключения буквы, не было заполнено.

Олег Басилашвили рассуждал о спектакле: «Мы не знаем, к чему стремимся, чего хотим — вот эта трагическая нота звучит в «Русской матрице». Спектакль о том, что правду надо познать, о необходимости такого познания: что такое счастье для нас, что такое правда?»

Что же можно сделать в такой ситуации, чтобы не хотелось заливать пустоту веселящим зельем или замазывать бессмысленность бурной деятельностью? Писать историю, свою собственную историю вхождения в этот мир и нахождения в нем, выстраивать связи, отношения с любимыми, близкими людьми, — это и многое другое возможно делать, принимая ответственность без сетования на приказы свыше. История уже случилась, отец уже повелел «принести то, не знаю, что», приказ отдан. И что же это может влечь за собой? Либо бессмысленные поиски в силу буквального толкования приказа, либо свободу в выстраивании собственной жизни, т.к. отец не знает, что ему принести, но это может знать сам Иван.

Статья также опубликована в журнале ТАКт 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *